Игры с детьми: кто, где, когда?

С маленькими детьми надо играть. Это понятно. Но как? Во что? Может ли это делать кто-то другой, если мама не умеет, не может или не хочет?

Сейчас много рассуждают о том, что стоит, а чего не стоит делать с ребёнком. Кто-то говорит: детей надо развивать, с детьми надо заниматься с рождения и до трёх лет, а потом всё, будет поздно. Кто-то говорит: оставьте детей в покое, доверьтесь природе, а то нарaзовьёте не то, что нужно. Все эти нагнетающие статьи только повышают тревогу и непонимание родителей: что же делать в итоге?

Недавно в семейном центре я наблюдала маму, которая настойчиво предлагала своей 1,5-годовалой дочке одеть куклу. Похоже, они пришли в центр впервые: у дочки глаза разбежались от разнообразия новых игрушек. Ей захотелось пойти и рассмотреть всё вокруг: детскую кухню с посудой и едой, железную дорогу с паровозами, книжки, настоящую живую рыбку…

Но мама упорно звала дочь и с настойчивостью первой учительницы спрашивала, какую же кофту надо одеть на куклу. Дочка с такой же настойчивостью уклонялась от ответа. В конце концов, мама пошла за дочкой, взяла у той из рук динозавра и начала ей рассказывать что-то про этого самого динозавра. Интерес у дочки к игрушке быстро пропал…

Эта история мне напомнила принцип, описанный в замечательной книге Ю.Б. Гиппенрейтер «Общаться с ребёнком. Как?». Не вспомню дословно, но смысл таков: если ваш ребёнок увлечённо занят чем-то, дайте ему этим заниматься, оставьте его в покое. Если же малыш пришел к вам за помощью и вашим вниманием – обязательно помогите и внимание уделите.

Описанный в той же книге принцип «зоны ближайшего развития» помогает понять, что дела, которые ребёнок делает сейчас с родителями, завтра он будет делать самостоятельно. Чем больше зон охвачено в совместной деятельности, тем более эффективен будет малыш в будущем при попытках начать это делать сам.

Т.е. вопрос: «Играть или не играть?» — вроде и не стоит. Понятно, что играть, понятно, когда играть. Для меня встал вопрос: «А как играть?» и «Во что играть?»

С малышами я не возилась лет двадцать, что с ними делать, не помню, да и не умею близко общаться.

Тогда первое, что я сделала, — нашла книжки из своей ещё университетской психологической практики. Там очень подробно описаны упражнения, разные «техники». Я попробовала следовать им, но у меня не пошло: мне скучно читать инструкции, предложить детям описанные упражнения и удержать их интерес у меня не получилось. Опыт других мам, выкладывающих фото, как они делают коллажи с годовалым ребенком и т. п., вызвал у меня лишь чувство неполноценности.

Помог случай. Случайно я нашла логопеда, которая специализируется на развитии предречи и занимается с ребятишками от 6 месяцев.

Предвижу вопрос: зачем таким маленьким детям логопед? Всё верно: кому-то его услуги не нужны. А кому-то нужны. Понять, нужно ли дополнительное внимание специалистов вашему ребёнку помогает книга Е.В. Мурашовой «Ваш непонятный ребенок». Кроме того, министерство по делам детей и молодежи провинции Онтарио в Канаде рекомендует дополнительно заниматься с малышом, который в 6-7 месяцев не гулит, к 12 месяцам не произносит звуков, не имитирует, не пытается произносить части слов типа мм-молоко, ва-вода, dada-daddy, не использует жесты, не указывает пальчиком, не показывает на знакомые объекты или картинки в книжке, не смотрит в глаза или смотрит мало, не отвечает на своё имя, предпочитает жесты словам.  У нас дома говорят на трёх языках — детям в таких случаях, как правило, тоже нужна помощь.

Итак, мы начали ходить к логопеду. Во время занятий я просто сидела рядом и смотрела, что она делает. Как говорит, как работает с жестикуляцией, как налаживает контакт с ребёнком, как выбирает игрушки и приглашает поиграть, как поёт песенки.

Наш логопед стала для меня отличным ресурсом – я могла побыть просто мамой, без обязанности «развивать» моих малышей. Я вместе с детьми участвовала в занятиях, учила английские песенки и стишки, открывала и закрывала коробочки, катала мячик и предлагала игрушкам попить чаю. Через какое-то время я почувствовала, что мне стало легко: легко предложить поиграть, поучаствовать в игре, легко спеть, почитать или рассказать стишок. Т. е. для меня визиты к специалисту стали своего рода подсказкой, какие игры предлагать, какие игры и игрушки хороши, а каких лучше избегать.

Я также пробовала работать с парой психологов, но они мне не понравились, и я через короткое время от их услуг отказалась. Одна начала составлять план занятий и домашних заданий для моих годовалых детей. Вторая никак не могла наладить контакт с девочками, а когда она улыбалась, я боялась, что она кого-нибудь из нас укусит:)

Я чётко осознавала, что привлечение специалистов нужно, в первую очередь, для меня — свободный час, когда я могу просто посидеть рядом и отдохнуть, а дети увлечены.

При работе со специалистами для меня лично важно их умение наладить контакт с ребёнком, способность понять естественные интересы ребёнка и основывать занятия на этом, способность увлечь игрой без указаний. Конечно, мне хотелось, чтобы эти занятия придавали мне сил и энергии, давали мне небольшой перерыв.

Опять же случайно я узнала про бесплатные детские центры раннего образования в Канаде. Я очень благодарна, что такой ресурс здесь есть. Идея простая: дети от рождения до 12 лет могут в этих центрах проводить свободное время, обычно, это примерно два часа в день. Фактически, в центры приходят в основном мамы с малышами и дошколятами (до 4-5 лет). В центре есть комната для развития крупной моторики с горкой, тренажёрами, велосипедами. Комната для младенцев с ковриками и погремушками, где мамы могут пообщаться друг с другом, выбравшись из домашней рутины. И игровая комната для детей 1-5 лет с огромным количеством игрушек для ролевых игр типа посуды, пластмассовой еды, костюмов, машинок, поездов, кукол, книг, пазлов и пр.

Отвечает за ребёнка тот, кто его туда привел: родители, бабушки, воспитатель домашнего детского сада. Специалисты центра готовы помочь и ответить на вопросы родителей, а также они организовывают активности, в которых дети могут принять участие при желании, например, попеть песенки в кругу, сделать тесто, порисовать. Активности, как правило, не длятся более 10-15 минут, остальное время ребята играют сами, друг с другом или с родителями.

Общая концепция таких центров раннего развития – развитие через игры. В центре очень комфортно и мамам и детям, атмосфера очень свободная: хочешь участвуй, не хочешь — играй сам.

Мы ездим в этот центр почти каждый день. Дети его обожают: в безопасной обстановке (в присутствии мамы) они могут играть в новые и интересные игры, знакомиться с другими детьми и учиться у старших ребят.

Я, как правило, не вмешиваюсь, но всегда готова поддержать, если требуется моя помощь. Это примерно как детская площадка, только в помещении. Насколько я знаю, в России таких центров нет, но при желании мамы могут, наверное, собраться вместе и организовать нечто подобное неофициально.

Я прекрасно понимаю, что на данный момент ни логопед, ни психологи, ни преподаватели в детском центре не делают чего-то сверхъестественного, чего я не могу делать с моими 1,5-годовалыми детьми сама. Но я ценю эти занятия как возможность поучиться, пообщаться, что-то обсудить, да и просто сменить обстановку и отдохнуть.

No votes yet.
Please wait...
Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *